Новости музыки и обзоры фильмов
   ЕЖЕДНЕВНО:
   Новости
   Свободная музыка
   Рецензии
   Аналитика
   Рецензии
   Скандалы
   Интервью
   События
   Анонсы
   Энциклопедия
   Всячина
   КИНО:
   Новинки кино
   Классика кино
   Энциклопедия
   События
   ПОПСА:
   Слухи
   Кумиры
   Рецензии
   ГАЛЕРЕИ:
   Общая галерея
   Концертная галерея
   Разное и странное
   Киноактеры
   Кинокадры
   Поп-исполнители
   ТЕХНИЧЕСКОЕ:
   RSS-лента
   ИНТЕРЕСНОЕ:  

  
Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика

«Турецкий гамбит»

«Турецкий гамбит»

«Турецкий гамбит»

«Турецкий гамбит»

«Турецкий гамбит»

Новое кино: "Турецкий гамбит" (Сеанс одновременной игры: по одноимённому роману Бориса Акунина).

Режиссёр: Джаник Файзиев.

Автор сценария: Борис Акунин.

Оператор: Андрей Жегалов.

Композиторы: Всеволод Саксонов, Андрей Феофанов.

Авторы использованных композиций: Горан Брегович, Максим Покровский.

Режиссёр визуальных эффектов: Яхин Арман.

Продюсеры: Константин Эрнст, Анатолий Максимов, Леонид Верещагин В ролях: Егор Бероев (Эраст Фандорин), Ольга Красько (Варвара Суворова), Александр Лыков (Перепёлкин), Юрий (Гоша) Куценко (Исмаил-бей), Дмитрий Певцов, Даниэль Ольбрыхский, Виктор Вержбицкий, Александр Балуев, Владимир Ильин, Марат Башаров, Андрей Краско.


Такие проекты требуют к себе бережного отношения. Скажешь грубое слово — обидятся авторы, амбиции которых простираются куда дальше носа горемыки-кинокритика. К тому же обидятся те самые коллеги по цеху, которые уже успели проект похвалить, да ещё так похвалить, что только головой покачать остаётся. Выходит, что если ты сказал грубое слово да ещё и настаиваешь на своей правоте, значит — заодно считаешь коллег дураками. Нехорошо. А не сказать грубое слово тоже нельзя, слишком много амбиций, слишком логичны ходы и решения, слишком много слов о проектах и кинопроизводстве, но где тут кино, а не проект, и где творчество, а не кинопроизводство — это дело долгих и отдельных разбирательств. Сегодня снова не будет рецензии, господа, сегодня снова будет «колонка редактора».

Те же и Акунин.

Детективный жанр как один из подвидов синтетической литературы чрезвычайно просится на экран (то, что при этом его невероятно сложно экранизовывать, никого не смущает). Так, знаете ли, при прочтении всё это себе живо представляешь, что хочется уже воплощения собственных грёз. Пусть оно будет не совсем так, или совсем не так, не суть. Зритель у бестселлеров Бориса Акунина имеется в наличии столь преизрядном, что господин Лукьяненко вполне уже и сам готов подвинуться с пьедестала нашего современного киновсего. Рецепт готов, кто бы сомневался в способности отечественного продюсера воспроизвести ещё раз неожиданно чётко сработавшую полгода назад схему, особого же ПЕАРа такой проект не требует вовсе. Кто такой Лукьяненко, в июне знали миллионы, сейчас знают все. Кто такой Акунин, все до единого узнали ещё у позапрошлом годи. Рынок уже завоёван. Нужно его только грамотно окучить.

Разглашаю страшно секретный рецепт. Берём у литературного первоисточника все подходящие для оперативной разработки динамические сцены (увы, в литературных детективах их немного — там по ходу действия персонаж всё больше поразмышлять норовит), переслаиваем смутными разъяснениями происходящего, достаточными для удовлетворения фОнатской жажды читавших, но по возможности в скромном количестве, чтоб не вводить в скуку нечитавших. Дабы разом избежать в будущем лишних трений с первыми (всё переврали!) и со вторыми (что за муть!) на роль сценариста приглашается непосредственно Автор. Непогрешимый творец, так сказать. Не слишком крупный на выходе из его оставленных под присмотром рук синопсис тонким тестом раскатывается по тщательно проработанному плану екшен-сиквенсов, масштабных сцен и сцен, требующих насыщения визуальными эффектами. Диалоги по возможности урезаются до пары фраз, монологи — заменяются теми же визуальными эффектами. Проект готов к реализации.

Затем нужно найти режиссёра калибра «матёрый профессионал» (таких у нас находят в основном из клипмейкеров — музыкальных и рекламных), к нему в обойму подцепляем первоклассного оператора (картинка — всему голова). Главный герой — непременно «официально согласовывается с автором», но с условием — это должно быть лицо «востребованное текущим моментом». Второстепенные роли распределяются по такому же принципу, за редким исключением не отходя от этой схемы ни на йоту. В результате список действующих лиц расцвечивается целой когортой звёзд (покрупнее или помельче, на выбор), включая помощников третьего кучера убиенного графа. Под это всё подгоняется бюджет (не сиротский, но скромный, текущий потолок отечественного проката все мы знаем — 16 миллионов, значит больше восьми, включая промоушен — уже заведомо работа себе в убыток). А на него, соответственно, сверху усаживаются уважаемые господа продюсеры и начинают рулить.

Добро пожаловать в реальный мир. Эраст Фандорин перед вами, как живой. Это схема. Конечно же, в реальном проекте всё сложнее — что-то реализовать не удаётся вообще, что-то наоборот, очень даже удаётся. Вот и посмотрим, что за кинопродукт представлен общественности под лейблами «Первого» и студии Никиты Михалкова «Тритэ», и с чем его едят.

Разбор полётов.

Бегущий по братскому болгарскому полю Фандорин в солдатском обмундировании. Разлетающиеся в клочья под музыку Горана Бреговича подсолнухи. Игрушечные турецкие солдатики в красных фесках. Сначала падают они. Потом падает Фандорин. Так видит происходящее зритель.

Выверенный монтаж, порхающая по площадке камера, контрастная картинка, массированное использование спецгрима, спецэффектов, пиротехники. Так видит происходящее завзятый киношник.

Если бы фильм состоял только из этой сцены, он мог бы претендовать на звание шедевра. Так можно снимать восхитительные миниатюры, клипы, наконец. Но именно в таком ключе снят весь двухчасовой с гаком полнометражный фильм, претендующий на звание кинособытия этого года. Попробую вместе с вами понять, почему описанная выше схема не могла не привести картину туда, куда она её привела.

Весь фильм Фандорин совершает непонятные телодвижения, которые, по сути, неинтересны, а часто просто непонятны зрителям. Зритель наслаждается экшеном. Когда вокруг — красивое действие, подведённое под бесконечно красивый антураж. Который, впрочем, в любой момент можно заменить любым другим, хоть Северным Полюсом, потому что он служит лишь ширмой для полувиртуального, не подкреплённого внутренней логикой и мотивацией сюжета. В этот же «задник» глубоко погружены и все персонажи, лишь изредка выныривающие на поверхность, дабы произнести очередную не важную никому реплику. И закончится фильм как и первая его сцена — бессмысленно-трагично. Зачем это всё? Что это было? Тщета и тлен. Почему так? Почему никак иначе?

Акунин литературный очень насыщен деталями, он состоит из них. Канцелярские скрепки конца позапрошлого века — символ Акунина. Да, там за кадром ещё и детектив есть. Но. Стиль Акунина — стиль канцелярской скрепки. Это главный образ. При экранизации неизбежно происходит выжимка, выхолащивание, квинтэссенция. Потому тонкости детектива, психологизм, драматизм, всё уступает Скрепке. Так уже было с «Азазелью». Такая же кара постигла и киноинкарнацию «Турецкого гамбита». Даже суть этого гамбита в фильме утеряна. На выходе остались — Фандорин, Анвар Эфенди, один за другим бегает, другой первого постоянно водит за нос, подсовывая вместо себя всё новых кукол, да ещё мечтает «немножко зарезать». Зачем? В чём такая уж ценность поимки этого Анвара, если все его проделки всё равно удаются, а наши всё равно выигрывают в войне, проигрывая потом на политическом фронте. Непонятно. Зачем Анвару совершать массу безумных поступков, вместо того чтобы просто затаиться — снова непонятно.

Выжимку сюжета книги по классическому рецепту требуется обратно наполнить жизненными соками, на этот раз киношными. Наполнили. Режиссёр по визуальным эффектам — этими самыми эффектами. Художники по костюмам, декораторы, осветители, бутафоры и прочая трудовая братия — охудожествили, расцветили картинку. Актёры приняли подобающие позы и «сыграли лицом». Композиторы написали музыку. Музыканты сыграли. Но это всё — мишура без режиссёрского замысла, без идеи, сверхзадачи.

А вот этого кино так и не получило, оставшись «кинопроектом». Забыли вдохнуть в куклу жизнь, господа продюсеры. Не сложилось этого пункта в вашем бизнес-плане. А потому… Спецэффекты остались сами по себе, убери их из фильма, поменяй на любые друге — ничего не изменится. Красоты остались мельтешением на заднем плане. Музыка не подвела, но оказалась сущей безделицей в себе. Зачем она, такая? Почему не другая? Батальные сцены местами хороши (ну нет у нас денег на «более другое») и даже где-то масштабны. Но к чему они — тоже не поймёшь. В качестве самоучителя по русско-турецкой войне вроде как слабовато, как кинопамятник героям Плевны — как-то скромно, и тоже непонятно — почему только им? Великодержавный пафос? Тоже проходили уже, на нём фильма не вытянешь даже с талантами Никиты Михалкова.

Где следы реанимационных действий? Не вижу. В упор. Разве что считать за них подмену в сценарии одного Анвара на другого Анвара, в точности такого же. Сути смена подозреваемых не изменила. Происходящее на экране в течение всего фильма интересно только как мозаика калейдоскопа, сюжета в этом нет, и будто даже не предполагалось.

Ну, так может нас удивят хоть не безумно талантливой, но крепкой игрой актёров? Многие отечественные фильмы ещё в советские времена вытаскивала театральная актёрская школа. Играть на камеру как на зрителя, сидящего в первом ряду. Так можно творить чудеса и без спецэффектов.

Увы, не наблюдается и этого. Традиция «полупрозрачных персонажей» первого фильма акунинианы ничтоже сумняшеся продолжена во второй. Ольга Красько, выпяченная на передний план волею Автора, играет безобразно. Ближе к концу первой трети фильма её хочется придушить за безумные крики и кудахтанья. Ближе к началу трети последней её научиваешься просто игнорировать. На её фоне даже полуэпизодические гусары и французы кажутся верхом актёрского таланта. А как она появилась в сюжете? А как из него растворилась? Каково!

Одна надежда оставалась — на Фандорина. Жанр конспирологического детектива требует долгих размышлений и проворачивания в голове сложных схем. В кино только Лиознова могла себе позволить десятиминутные сцены типа «Штирлиц молча курил». В «Турецком гамбите» всё это заменили, как я уже говорил, визуальные эффекты. Хорошие. Но одинаковые — на разные денег не было. И потому размышления Фандорина снова и снова выглядят как «уход в сумрак со страшной силой», а сам он представляется психически больным товарищем с зачаточными понятиями о дедукции и логике.

«Так. Кто-то нас подслушал. Кто это был? Этот? Нет. Не мог. А этот? О. Этот — мог». Вот уж вершина детективного таланта. И так весь фильм. Даже неожиданная любовь Фандорина к барышне Суворовой на экране смотрится в таком кейсе не как идиотизм, а вполне разумный сценарный ход. Хотя, безумные полёты на воздушных шарах на верёвочке не переплюнет ничто.

Отдельное спасибо за невесть откуда возникшую путаницу с национальностями персонажей. Англичанина играет поляк, хорошо, это нормально. С советских времён к такому привыкли. Но если уж не нашего берёте, так может уже и до туманного Альбиона прокатитесь? Нет? Ладно. Вержбицкий — румын? Не смешите моих тапочек. Почему это у нас горцы-россияне разговаривают с акцентом, а румыны вдруг на чистом русском изъясняются?.. Француз? Хм. Ну ладно, пусть будет француз. И Гоша Куценко в роли турка. А чего. Лысый-бритый. С носом.

В результате всего оркестра — полное интернациональное недоумение.

Как страшно жить.

Вообще же фильм представляется таким паззлом — собери безделушку из кусочков и пусть у людей душа радуется за отечественный кинематограф. Только каждый тут собирал свой угол головоломки, а потом дяди продюсеры, как самые умные, собрали куски вместе. Где-то легло хорошо, а где-то пришлось и на клей сажать.

Нет, правда, если не считать актёрской игры и главной проблемы фильма — отсутствия режиссёрской идеи (проще говоря — понятия, что хотели сказать досточтимые авторы), то фильм сделан — в рамках бюджета — весьма и весьма. Оператор не сидит сиднем, бегает. Уже хорошо (если бы он не перебарщивал с крупными планами, но это уже, наверное, режиссёр-клипмейкер сказался). Монтажёр не ленится. Звукорежиссёр — на фоне невнятного звука НД — снова почти шедевр. Матчасть так и вовсе на высоте — все акунинские мастерские рюшечки никуда не делись, как живые, бегают. Отличный паровоз. Воздушный шар киногеничен до невозможности (или до идиотизма). Команда каскадёров — молодцы невероятные. Спецэффекты и «визуалка» — закачаешься. Музыка — хороша.

Непонятно одно — к чему это всё.

Да, мы можем теперь и вот так. Недаром один остряк назвал «Гамбит» «Ночным Дозором 2». Есть чем гордиться. Но, господа, следуя за Голливудом в его не самой фронтальной части, мы так далеко не уедем. Имейте в виду — какие бы ни были там сборы (желаю фильму рекорда, без дураков), это — не кино. Это сеанс одновременной игры толпы народа со зрителем. Причём в шахматы из всех присутствующих играет только зритель. А остальные — кто в шашки, кто в «Чапаева», а кто и в городки с лаптой.

Не забудьте, господа, снять на заработанные деньги хоть один настоящий фильм, без великодержавных интонаций, без вымученных спецэффектов, без масштабных батальных сцен. Мы имеем почти уникальную возможность снимать и такое кино. Покажите, что мы хоть в этом действительно догоняем Голливуд. Пусть у нас будет свой «Форрест Гамп» или «Шестое чувство». Блокбастер без блокбастеростроения. Неужели мы до такого ещё не доросли?

Любите кино.


Источник: Роман КОРНЕЕВ; www.kinokadr.ru


Имя: E-mail:
Комментарий:
 
назад к списку статей
ИЗБРАННОЕ:  
Cтатьи открываются в новом окне

МУЗЫКА:

Интересно...:
Превращение Насти Задорожной...
NEW

Исполнители...:
Супердорогой альбом Рианны...
NEW

Гонорары...:
Николай Басков: “Сейчас канала НТВ для меня просто нет!”...
NEW

Дела концертные...:
Фейс-контроль на концерте..
NEW

История...:
Группа BoneyM

КИНО

Новые роли:
Новая стезя Седаковой...

О КЛАССИКЕ:

Новая классика:
Балет на музыку Radiohead будет представлен публике в Кремле...
NEW

Фото:
Презентация сингла группы "Бобры" -"Стереотест".
NEW


Фото:
"VERMILLION LIES" в клубе "Gogol" (Фотограф Алена Прокофьева).
NEW



ПОЛЕЗНО ПРОЧИТАТЬ: