Новости музыки и обзоры фильмов
   ЕЖЕДНЕВНО:
   Новости
   Свободная музыка
   Рецензии
   Аналитика
   Рецензии
   Скандалы
   Интервью
   События
   Анонсы
   Энциклопедия
   Всячина
   КИНО:
   Новинки кино
   Классика кино
   Энциклопедия
   События
   ПОПСА:
   Слухи
   Кумиры
   Рецензии
   ГАЛЕРЕИ:
   Общая галерея
   Концертная галерея
   Разное и странное
   Киноактеры
   Кинокадры
   Поп-исполнители
   ТЕХНИЧЕСКОЕ:
   RSS-лента
   ИНТЕРЕСНОЕ:  

  
Яндекс цитирования



Яндекс.Метрика

Пелагея (интервью 2008 г.)

Главная русская фолк-певица пригласила OK! в свою новую квартиру и рассказала о том, как она борется с лишним весом и почему не может влюбиться в Эмира Кустурицу.

В любви ей признавались Борис Ельцин, Жак Ширак, Гельмут Коль, Лучано Паваротти, Мстислав Ростропович. Про нее часто говорят — «голос России». Несмотря на всю эту шумиху, Пелагея до сих пор — сама непосредственность. Впустив OK! к себе домой, она тут же прыгает на новенький диван и сама начинает интервью... Можно я буду говорить и есть одновременно? А то позже мне уже нельзя...

Худеете?
Да. После зимы набрала лишние килограммы, потому что ела картошку, оливье, пельмени. А на сцене с лишним весом плохо. Вечером, когда приходишь домой, такое инстинктивное желание поесть. Причем вкусно, с хлебом. Но сейчас я держусь. Даже на спорт хожу — у меня есть прекраснейший тренер Ваня, который со мной много занимается. Почти не ем мясо — сегодня вот только одну котлетку съела. Совсем не ем жареное, мучное, сладкое. Планирую еще поехать голодать. Всем советую. Помимо организма, это очень очищает мозги.

А дома голодать нельзя?
Это довольно опасно. Лучше это делать под наблюдением врачей.

Как я понимаю, мы сейчас находимся в вашей новой квартире. Решение отделиться от мамы было принято недавно?
Да. Мне уже двадцать два года — серьезный возраст. (Смеется.) И слава богу, что появилась возможность жить отдельно. Причем мама меня полностью поддержала — она у меня очень вменяемая. Я хотела снимать квартиру, а она сказала: «Давай ты сейчас лучше потерпишь, зато потом сразу купишь себе жилье».

Одной жить непривычно?
Конечно. Я буквально пару месяцев назад начала понимать, что у меня есть свой дом. Первое время очень страшно было спать одной. Сейчас уже привыкла и по прежнему дому почти не скучаю.

А по ГИТИСу скучаете?
Нет. Такой период для меня уже невозможен, студенческую жизнь я переросла. Не то что мне уже нечему учиться — ни в коем случае! Но вот именно эта жизнь, отчасти вольная и раздольная, — она меня уже вряд ли поглотит. Я вообще считаю, что самая сложная работа для человека — это работа над собой. И для нее нужно гораздо больше сил, чем встать и пойти в институт, посидеть на лекции. Кроме того, мне сейчас гораздо больше интересны профессиональный рост и создание семьи, скажем так.

Вы планируете обзавестись семьей?
Не то чтобы планирую... Жизнь как течет, так и течет. Но нужно все-таки формулировать свои желания, задавать себе векторы, в сторону которых двигаться. Конечно, я сейчас не буду ходить по улицам и кричать: «Возьмите меня замуж!» Но в принципе я поняла, что готова к семье, к детям.

Допустим, ваш муж будет иностранцем и предложит вам уехать в другую страну. Согласитесь?
Нет. Тут все очень непросто. Человек должен понимать, что вокальная карьера, моя группа — все это очень серьезно для меня. Так что ему придется идти на какие-то компромиссы. Я никогда не брошу профессию по своей воле. Выход на сцену — это настоящий наркотик, я на нем сижу уже больше десяти лет и вряд ли смогу отвыкнуть.

Идеальные муж и жена — они какие, на ваш взгляд?
Идеальных не бывает. Да и не надо! Дружба должна быть между мужчиной и женщиной, понимание — вот что обязательно. Потому что романтические чувства рано или поздно притупляются, и остается взаимное уважение. Костяк отношений всегда один и тот же.

Вот Боярский сказал, что любви нет, любовь придумали трубадуры...
Нет, мне кажется, что любовь есть. Я посмотрела недавно последний фильм Кар-Вая «Мои черничные ночи» — и в полном восторге пребываю! Теперь это один из моих любимых фильмов. Я выходила после просмотра с моим другом и говорила ему: «Блин, как хочется влюбиться!» А он отвечал: «Да ты просто позитивная дура! На самом деле любовь — это так непросто...» (Смеется.) Конечно, я понимаю, что непросто. Но даже если влюбленность заканчивается не так радужно и прекрасно, ты все равно вспоминаешь какие-то яркие моменты, которые чувствуешь очень редко. И они в итоге составляют счастье! Я не хочу вспоминать на старости лет, как я просыпалась утром, ничего у меня внутри не кололо, мне не было ни больно, ни хорошо, я заваривала себе чашку кофе, смотрела телевизор... Так же нельзя жить! Должны быть какие-то вулканические образования в душе обязательно! Они даже могут быть направлены на объект, не отвечающий тебе взаимностью. Главное, чтобы это было в принципе! Так здорово, когда тебя захлестывает, как огромный волной, и ты не можешь из-под нее выкарабкаться...

Не так давно вы выступали с Эмиром Кустурицей. Говорят, в него все девушки влюбляются. Вы тоже?
Нет, что вы. Он ведь женат.

У вас правило — в женатых не влюбляться?
Конечно. Я очень серьезно к этому отношусь.

А когда вы последний раз влюблялись?
Давно. Сейчас я не влюбленная, и уже достаточно долгое время...

В фотографа, который вас снимает, можете влюбиться?
Могу! Но мужчина должен быть достоин моего восхищения. Я хочу им восхищаться — не меньше. Смотреть на человека и понимать, что он абсолютно уникальный, удивительный... И в то же время какая-то дистанция должна быть между людьми. Нельзя друг в друге растворяться, тогда чувства быстро проходят: вы просто съедаете того, кто рядом. А соблюдая некоторую дистанцию, можно избежать бытовухи, и отношения не перейдут на более низкий уровень. Эта грань — она очень тонкая. Но я уверена, что можно жить и сорок лет вместе и сохранять при этом вот эту маленькую, хотя бы в полшага, дистанцию.

Часто звонишь вам по телефону, а вы не подходите. Почему?
Я не подхожу к незнакомым номерам практически никогда! Потому что часто звонят люди, с которыми совсем не хочется общаться. Я вообще стараюсь ограничивать свой круг общения. У меня есть совсем небольшое количество людей, которые проверены временем, разными жизненными ситуациями, — вот с ними я и дружу. У меня были очень близкая подруга и очень близкий друг, в итоге они неожиданно поженились, и мы не общались полтора года совсем — у нас случилась конфликтная ситуация. Но в этом году мы решили все перебороть, помириться. И вот уже несколько месяцев я настолько наслаждаюсь этой нашей невероятной дружбой! Мне одна девушка сказала, что вы, наверное, кармическая семья: ощущение такое, что души у вас родственные. Я тоже это чувствую. Меня, кстати, эта дружба вытянула из какого-то не совсем правильного состояния, которое у меня было зимой.

Что за состояние?
Я чрезмерно рефлексировала, чувствовала себя одинокой. Даже в брюнетку покрасилась. Сейчас вот меня отпустило — и я обратно перекрашусь в блондинку. Разные периоды бывают в жизни. Артисты — достаточно одинокие люди, несмотря на то, что вокруг них постоянно толпа крутится. И от этого одиночества на контрасте с публичной жизнью иногда «коротит». Но потом отпускает. Может быть, мне еще не так много лет, и, когда мне будет сорок, периоды рефлексии будут более длительные... Не знаю. В любом случае нужно вытаскивать себя из этих состояний, потому что ни к чему хорошему они не приводят.

А как вытаскивать?
Нужно искать помощь в книгах, религии, общении с любимыми, с детьми. Нужно искать гармонию внутри себя постоянно — дома, на работе... везде.

Вы живете в Москве, но довольно редко даете здесь концерты. Почему?
Потому что мы стараемся выступать только с новой программой — не видим смысла одно и то же «катать». Но все новое мы сразу же презентуем. Новая программа — это как будто ты первый раз на сцену выходишь. Поэтому я всегда очень нервничаю перед концертами. Вот сейчас я уже в панике нахожусь! Просто я болею за свое дело, очень серьезно ко всему отношусь. Я считаю, что мы в ответе за каждого человека, который пришел к нам на концерт, за его настроение. До концерта — нет, но во время концерта и после — да.

Ваша новая программа — это по-прежнему русские народные песни?
Да. Она примечательна тем, что мы не одни: с группой «Пелагея» теперь частенько выступает фольклорный театр «Забайкалье». Мы знакомы много лет, одно из первых выступлений на большой сцене у меня случилось именно с ними. Они абсолютно подходят под наши взгляды на фольклор. Их хоровое пение — это отдельная история. Люди не просто поют — их распирает от песен. Песни же должны изнутри идти, из самых-самых глубин. Вот они так и поют. Они владеют казачьими вокальными техниками, настоящими, не «прилизанными». Это родное — то, что действительно трогает. Я вот вам рассказываю, а у самой мурашки по спине бегут.

Кстати, вы сами ведь не владеете никакими техниками, и голос вам не ставили...
Да, не ставили. Я самоучка в этом плане.

А вы когда-нибудь срывали голос?
Срывается голос у каждого вокалиста. Это нормально, тем более если ты работаешь в плотном графике. Как мышцы у спортсменов испытывают перегрузки, так и голосовые связки могут быть растянуты, травмированы. Нужно просто знать, что делать, чтобы все это безболезненно проходило.

И что же?
Есть дни и часы, в которые необходимо вообще молчать. Делать компрессы, пить витамины. У меня есть прекраснейший врач, фониатр, которому я чуть что сразу звоню. Впрочем, я звоню ему, даже если у меня все хорошо. Психологическая поддержка, которую он мне оказывает, говоря: «У тебя все в порядке, не волнуйся», — бесценна.

Давно хотела вас спросить: как вам удается, будучи популярной, оставаться, по сути, вне тусовки шоу-бизнеса?
Не знаю. Может быть, отчасти это произошло потому, что я занимаюсь пением с очень раннего возраста и всякое уже повидала. А может, потому, что со мной всегда рядом моя мегамама. Она является своеобразным буфером от всех негативных людей, которые встречались мне по жизни. Она их просто разметала...

А кто вам встречался? Какие-нибудь дядьки-продюсеры, которые хотели вас охомутать?
И дядьки-продюсеры, и люди, которые считали, что если они дадут деньги, то вот это нужно делать так и никак иначе. Но я и моя группа живем по принципу, что мы не должны никому и ничего! В нас никто не инвестировал, у нас нет обязательства отрабатывать чьи-то деньги нереальным количеством концертов в месяц. Я могу давать не больше пяти сольных концертов за тур — вот мы и работаем не больше. У нас нет Карабаса-Барабаса, который говорит, что нам нужно идти на такие-то эфиры. Есть передачи, на которые я не хожу, — я могу себе это позволить. Есть журналы и газеты, которым я не даю интервью. Это великое счастье — делать то, что хочешь. Потому что творчество умирает, когда начинается обязаловка и зарабатывание бабла. А я даже не знаю, какой гонорар у группы «Пелагея»! Меня мама избавила от всех этих знаний. У меня достаточно радужное представление о жизни, и вообще...

А как часто вы отдыхаете, ездите за границу?
Как раз не так давно мы вернулись из Индии, куда ездили вместе с нашими министрами.

Я имею в виду только отдых, без концертов...
Ой, тогда редко! Дай бог, чтобы раз в год. Я ни на одном острове не была, потому что у меня никогда не бывает отпуска зимой. И потом ехать куда-то в жаркие страны довольно опасно. Акклиматизация, другие продукты... Можно заболеть, а я не могу себе этого позволить. Хотя море я люблю. Я ведь по гороскопу Рак.

Есть зритель, для которого вам тяжело петь?
Нет. Я благодарна каждому зрителю, потому что, придя на концерт, он уже оказывает некую степень доверия мне. Часто бывает, что, приезжая в какой-то город, далекий от Москвы, я вижу, что из-за отсутствия серьезных эфиров и пиар-службы, которая занималась бы постоянным поддержанием интереса ко мне, местный зритель вообще не знает, кто такая Пелагея. Для кого-то я ассоциируюсь с КВН, для кого-то — с президентом, для кого-то я маленькая девочка-вундеркинд. Люди приходят и совершенно не представляют, что они сейчас услышат. Но постепенно становится понятно, что маленькой девочки Пелагеи не существует, а есть Пелагея — солистка группы «Пелагея». Я уже почти восемь лет часть этого коллектива и именно так себя позиционирую. Есть моя мама, которая является художественным руководителем группы, есть Паша Дешура, мой лучший друг, который является нашим музыкальным мозгом, и т. д.

Когда выходите на сцену, первые ваши слова какие?
Обычно мы сначала поем первую песню. Но до этого я всегда обязательно думаю, что буду говорить в течение концерта. Потому что говорить у меня получается гораздо хуже, чем петь. (Смеется.) Я непременно говорю «спасибо» за то, что люди пришли, — и абсолютно искренне. Потому что я каждый раз удивляюсь их количеству и тому, какие они разные. Вообще у нас замечательная публика! Они не фанаты, они именно слушатели, очень открытые и эмоциональные. Прям как мы сами.


Жкрнал OK!


Имя: E-mail:
Комментарий:
 
назад к списку статей
ИЗБРАННОЕ:  
Cтатьи открываются в новом окне

МУЗЫКА:

Интересно...:
Превращение Насти Задорожной...
NEW

Исполнители...:
Супердорогой альбом Рианны...
NEW

Гонорары...:
Николай Басков: “Сейчас канала НТВ для меня просто нет!”...
NEW

Дела концертные...:
Фейс-контроль на концерте..
NEW

История...:
Группа BoneyM

КИНО

Новые роли:
Новая стезя Седаковой...

О КЛАССИКЕ:

Новая классика:
Балет на музыку Radiohead будет представлен публике в Кремле...
NEW

Фото:
Презентация сингла группы "Бобры" -"Стереотест".
NEW


Фото:
"VERMILLION LIES" в клубе "Gogol" (Фотограф Алена Прокофьева).
NEW



ПОЛЕЗНО ПРОЧИТАТЬ: